Вторник, 25.09.2018, 22:08
Приветствую Вас Гость | RSS

Белореченские родники

Никита Зайченко

Зайченко Никита Владимирович

Родился в г. Гурьеве, Казахской ССР в 1976 году.

В Белореченске живет с 1977г.

Дизайнер.

 

***

Пулю мне! Дайте мне пулю!

В спину  бегущему вверх.

 Я не достоин, я чую –

Полно! Расплата за всё…

И, на подъеме догнав,

Вывернув мою грудь

И, дыханье прервав,

Боль отчеканит: «For you

Вы лишь увидите только

Вы, а не я - не дано…

Что мне, объятому болью…

Титры…погасло кино.                

 

***

Завтра март, и весна прикоснется к снегам,

Завтра солнце растопит суровые нотки,

Завтра реки размоют свои берега.

И земля обнажит свои раны – взрывные воронки.

Завтра всё засияет своей красотой

Будто кто-то решил заменить черно-белые плёнки.

И вольготно душе, но бывает порой

Напрягаешься вмиг при виде забытой «зеленки».

 И листва, торопясь одинокие ветви покрыть,

Зазывая пернатых для пения песен весенних,

Сокрывает всё то, что зиме невозможно сокрыть,

Растворяя и пряча в себе врагов…

                                                       врагов наших тени.   


 

 

                          ***

Я б застрелился, если был бы пистолет,

А вены резать – как-то мне не в жилу.

Да из веревки петлю мазать мылом

Особого желанья, кстати, нет.

 

И представляя ужас весь полета,

Решил я – не лететь мне с высоты.

Я также против смерти в спазмах рвотных

От привкуса синильной кислоты.

 

Наверное, неплохо было б выйти,

Услышав веной сердца крайний стук,

Не мучиться, не дергаться, не выть и

Не чувствовать последних бренных мук.

 

Вот так мешали в моих мыслях черти

Пустое с вечным, и со льдом на треть,

Мой друг поведал мне, что надо к смерти

Идти сквозь боль, и всё терпеть, терпеть.

 

Тогда весь смысл таинства ухода

Не будет  попусту легко сведен на нет.

Он прав! Но вот себе в угоду…

Я б застрелился, если был бы пистолет.

 

 

 

***

 

 Уходят друзья кто куда – погляди.

Уходят в далёкие дали.

Уходят туда, куда не дойти,

Они же туда добежали.

 

Им нынче не нужен ни сон, ни покой,

Своё уже отоспали.

И из облаков молчаливый конвой

К своим рукам приласкали.

 

Они на земле отмотали свой срок

Кто полностью, кто убежал,

Кому невзначай кто-то левой помог,

А кто-то кого-то и ждал.

 

В ту часть, где за память в ответе мозги,

Мне плавно вогнали гвоздь,

Чтоб лиц и имён не позабыть,

С друзьями увидевшись вновь.

 

 

 

***

Ветром белым закружило, понесло,

В поднебесье в легком танце две снежинки.

И качало, и ласкало, и влекло

Чувство робкое небесные крупинки.

И глаза в глаза кружились, чуть дыша,

Переполненные блажью неземною,

 И сливалась вся  моя  душа

Со снежинкиной душою ледяною.

 

Звёзды свет дарили, месяц напевал.

Им казалось – танго это вечно.

Только кто-то всё за них переиграл,

Поменял местами, кстати, бессердечно.

Там, внизу, где черепицею дома

Как периною  укрытые,  лежали.,

Одинокая дымилась там труба,

И дрова в камине весело трещали.

 

И горячий дым струился в темноту,

Разрезая холод белыми клубами,

И, резвясь, про всё забывши на лету,

Не заметив, двое в облако попали.

Что со мною? Жарко, милый, я горю!

И, не чувствуя, как крепко руки сжались,

Первый раз, шепнув друг другу – «Я люблю!»

На холодный лёд  одной слезой упали.

 

И резвились звёзды, ветер танцевал,

Увлеченно меж деревьев веясь…

И тихонько песню кто-то напевал,

Под  гитару  у камина греясь.

 

Меню сайта
Форма входа
Поиск